Адрес: г.Ижевск, п. Северный, 50-227 Телефон: 8 912 878 78 34 Я в соцсетях: v f i u
Сайт психолога
Анастасия Долганова
Публикации » Хобби широкого потребления
<< Вернуться к списку публикаций

Хобби широкого потребления

 

Модные тенденции вездесущи. Незамысловатое хобби способно за несколько лет вырасти до повального увлечения, а повальные увлечения как нельзя лучше описывают время, в которое мы живём

 

Карен Хорни, ученица Фрейда и основательница собственного направления в психоанализе очень метко заметила, что у каждого времени есть свои неврозы. В «Невротической личности нашего времени» Хорни пишет, что исторический контекст влияет на всех людей, живущих в одно время, одинаковым образом. Это проявляется в личностной похожести представителей эпохи друг на друга. Каждое время формирует свой «собирательный образ», отражающий все трудности времени и его особенности.

Так, например, «дети войны» — поколение, выросшее после Второй мировой на разрушенной и голодной земле — отличалось гибкими моральными установками, умением заботиться о себе и цинизмом в отношении общественных ценностей. «Потерянное поколение» — молодые люди, которые в этой войне были способны брать в руки оружие, — напротив, описываются как маложизнеспособные, склонные к меланхолии, живущие в собственных фантазиях.

Эти характеры отлично видны в делах, которые становились популярными в их времена. Выживающие дети войны занимались накопительством, огородничеством и разного рода тёмными делишками. Потерянное поколение развивало алкогольные зависимости и писало невероятно тонкую и печальную литературу (Ремарк и Хемингуэй — писатели именно этого поколения).

Здесь всё понятно, не так ли?

А как насчёт нас и наших современников?

 

Фотография

Без Интернета, социальных сетей и камер на мобильных устройствах это занятие не было бы таким популярным. Но всё это есть, и фотосъёмка в наше время становится буквально эпидемией.

Это вообще очень специфическое занятие: фотограф остаётся не вовлечённым в происходящие события, наблюдая за ними в объектив. Современный же «фотохудожник» ещё специфичнее: он фотографирует себя и свои дела. То есть он как бы отстранён от самого себя, но, выкладывая эти фотографии в сеть, демонстрирует свою включённость и заинтересованность, но не в том, чем он занят, а в том, чтобы это показать.

Происходит интересная смена потребностей: вместо реальных дел нас больше интересует их демонстрация. Это видно по тому количеству контента, которое ежедневно попадает в общий доступ: как будто не сказанное, не продемонстрированное в лентах социальных сетей вообще не существует. Как будто непременной частью тренировки, отдыха, обеда, праздника или просто возвращения домой должен быть визуальный отчёт — я здесь, это моя еда, а это я делаю присед. Словно останься человек один на один с собой и тем, что он делает, — и ему станет скучно.

Ещё одна особенность большинства фотографий — они не отражают чувств, оставляя восприятию лишь визуальный ряд. Мы склонны фотографировать вид из окна вместо того, чтобы им наслаждаться. Недавно в моей новостной ленте оказалось фото очень личного письма, которое отец написал в больницу для своей дочери, пытаясь, судя по всему, наладить напряжённые отношения. Что это интимное письмо делало в моей новостной ленте? Почему там оказываются и другие фото – дневниковых записей, болеющих детей, признаний в любви? Мы как будто разучились переносить сложные чувства, оставаясь с ними наедине. Ежедневные фотоотчёты избавляют нас от такой необходимости. Мы больше не справляемся с собственными эмоциями.

Зато мы отлично справляемся с Интернетом.

 

ЗОЖ

Казалось бы, в стремлении вести здоровый образ жизни не может быть ничего болезненного. Мода на ЗОЖ — то есть увлечение правильным питанием, фитнесом, отказ от вредных привычек — выглядит абсолютным благом для человечества и даже проявлением его коллективного психического здоровья.

Так и есть, но современный мир перегибает палку. Мы чуть ли не маниакальны в вопросах спорта и питания. Истинно здоровая реакция никогда не лежит в области жёстких запретов, а современный ЗОЖ — это именно набор ограничений и категоричных указаний. У этого явления даже есть свои названия: «невроз тренажёрного зала», например, или «пищевой невроз», или даже «тревожное расстройство». В зависимости от степени маниакальности.

Нельзя (запрещено под страхом смертной казни) майонез, спать до десяти, бокал вина или провести выходной на диване. Можно (обязательно к исполнению под тем же страхом) — тренировку в семь утра, семена чи на завтрак и активный отдых.

Похоже, что таким образом современный человек реализует свою потребность в жёстком контроле. То есть истинная цель всех этих мероприятий — не здоровье, а реализованное чувство контроля над собственной жизнью. Тоже, вроде бы, ничего страшного, только вот потребность в контроле возникает тогда, когда есть тревога — и довольно сильная.

Эта тревога видна во множестве пабликов и ЖЖ, посвящённых ЗОЖ: местные обитатели довольно агрессивны по отношению к тем, кто их потребностей и модели мира не разделяет. Вот агрессия как раз и указывает на тревожность: зачем в другом случае взрослой, красивой и успешной женщине писать в своём сетевом дневнике о том, что счастье в жизни зависит от накаченной попы, а те, у кого её нет, — одинокие неудачницы? Это же неправда!

А значит, внутри повального увлечения ограничениями лежит личность с тревожными чертами, которые возникают в ситуациях неизвестности или незавершённости.

 

Hand made

У нас, действительно, мало дел, результат которых мы можем ощутить: увидеть, услышать, потрогать или съесть. Современный мир вообще мало занимается простыми делами. Мы делегировали эти пустяки бытовым приборам, а сами засели в виртуальных мирах и в виртуальных делах, которые не имеют никакого материального воплощения.

Но наша психика устроена совершенно другим образом. За миллионы лет мы развили в себе привычку видеть результаты собственных усилий, оценивать их и двигаться дальше. Нам нужно делать что-то от начала и до конца, и тогда наша тревога снижается. Только вот раньше для удовлетворения требовалось завалить кабана, а теперь приходится довольствоваться котиками из полосок бумаги.

Квиллинг, скрапбукинг, мокрое и сухое валяние, украшения из глины или полудрагоценных камней, рисование картин по номерам, кулинария — это просто спасение для встревоженной психики. Мы воспринимаем дело рук своих как маленький шедевр: слишком велика его субъективная ценность для нашей психики, чтобы она позволила нам относиться к результату критично.

И мы им наслаждаемся — так, как умеем, то есть через фотографирование и выкладывание в социальные сети. Как уж получается.

 

Так что человечество фотографирует, занимается спортом (и фотографирует), контролирует то, что ест (и фотографирует) и делает поделки (конечно, фотографируя). Через эти увлечения можно собрать наш усреднённый портрет.

Похоже, больше всего на свете мы боимся разоблачения — потому что на самом деле не уверены ни в своей способности любить, ни в своей способности работать.
А ещё мы, похоже, действительно здорово умеем видеть мир во всём его великолепии и не оставаться равнодушными ко всему, что в нём происходит.

И совершенно точно — всё в наших руках.

(опубликовано в журнале Izhavia в 2015 году)
<< Вернуться к списку публикаций