Адрес: г.Ижевск, п. Северный, 50-227 Телефон: 8 912 878 78 34 Я в соцсетях: v f i u
Сайт психолога
Анастасия Долганова
Публикации » Эффект среды
<< Вернуться к списку публикаций

Эффект среды

 

Скажи мне, где ты живёшь, — и я скажу, кто ты. Психологические эффекты взаимодействия человека и среды описывает молодая наука «экопсихология», которая подсказывает, где нам жить, как выстраивать свою среду и как использовать психологические эффекты окружения для повышения своей эффективности и счастья

 

Шум

Первое, что имеет значение для анализа влияния среды — это шумовой стресс. Стресс — это универсальная реакция: мы реагируем на разные виды стресса одинаково, чувствуя усталость и упадок сил и от криков начальника, и от соседа с перфоратором. При этом в психологии существует понятие «уровень адаптации», которое описывает некую привычную для человека точку. То есть, начальник, который кричит постоянно — это меньший стресс, чем шум от перфоратора несколько раз в году.

Поэтому изменения уровня шума (физического, информационного, эмоционального) в любую сторону от привычного будут означать стресс. Самый комфортный для нас уровень шума — тот, к которому мы привыкли в родительской семье. Дети, выросшие в тишине, в результате менее стрессоустойчивы к уровню шума, нежели те, что росли под звуки телевизора и ругань из-за стены. Мы все нуждаемся в гавани, которая будет повторять привычную среду, и эта гавань вовсе не обязательно будет тихой. Дети, выросшие в детдомах или больших семьях, способны испытывать настоящую панику, оказываясь в тишине и одиночестве. А в фильме «Что-то не так с Кевином» героиня Тильды Суинтон, молодая мать с поздним ребёнком, идёт к стройке с коляской, чтобы заглушить непрекращающийся плач младенца, и с облегчением слушает грохот строительного оборудования.

Но даже привычка к высокому уровню шума не гарантирует, что в один прекрасный момент фоновое напряжение, которое он вызывает в психике, не приобретёт критических масштабов. Слишком много всего: звуков, эмоций, информации. Тогда человек может нуждаться в целительном курсе, состоящем из ничего, из глобальной тишины. Это – психологическая природа дауншифтинга, когда успешные и реализованные люди бросают всё и уезжают в леса. Как в анекдоте про далай-ламу и его день рождения, когда ему подарили коробку, в которой не было ничего, а он всегда об этом мечтал.

Так что следите за вашим уровнем шума — заранее, до того, как его придётся сбрасывать на нулевой уровень. Для эмоциональной среды такую задачу выполняют депрессии, для информационной — трудности с концентрацией и усвоением новой информации. Психика, если ей не помогать осознанно, сделает всё за нас.

 

Свободное пространство

При ярком свете и тепле мы работаем продуктивно, в жару мы более агрессивны, в тесноте подавлены, на больших просторах склонны приближаться к другим людям. Пространства и условия, в которых мы существуем, прямым образом влияют на наше самочувствие. Чем больше вокруг места, тем более мы открыты к другим людям в бессознательной попытке сплотиться перед лицом неведомых угроз. Поэтому сельские жители более дружелюбны и приветливы: на огромных просторах климатически суровой страны близкий сосед лучше дальнего друга. В городах, с их маленьким личным пространством, люди, наоборот, становятся более замкнутыми и могут испытывать трудности с доверием. Невозможно оставаться приветливым и дружелюбным в переполненном автобусе, в очереди на почту, в офисах-коробках. Слишком сильно нарушается наше личное пространство, которое мы практически всё время вынуждены делить с другими. Поэтому в городах растёт число людей, живущих одиноко и не стремящихся к созданию семьи и разделению с кем-то жизни. У нас физически не хватает места для другого человека, а тем более — для детей.

Несколько десятилетий назад у наших родителей не было другого выбора, и новые семьи с двумя-тремя детьми создавались в хрущёвках в сорок метров, в которых жили ещё бабушки, дедушки, тети и племянники. Сейчас одинокая жизнь на своей территории доступна — и отказываться от неё намного труднее. Видимо, всем нам стоит поднять планку в том, что касается свободного пространства, иначе вещи, связанные с расширением семьи, так и останутся на «потом».

 

Другие люди

Другие — это вообще отдельная история. Мало того, что для них в прямом смысле слова приходится находить место в своей жизни, так они ещё и увеличивают количество шума, поэтому рядом с другими людьми у нас развивается симптом так называемого «социального безделья». Существует множество экспериментов, которые доказывают, что в компании людей с одинаковым заданием каждый из них склонен прилагать меньше усилий, нежели в одиночестве. Так, например, если каждого из нас попросить хлопнуть в ладоши поодиночке, а потом — среди людей с таким же заданием, то первый хлопок будет существенно громче. Личная ответственность, разделённая с другими людьми, перестаёт быть ответственностью и превращается в ожидание того, что кто-то сделает всё за нас.

Другие люди снижают нашу индивидуальную активность. Это может приводить к тому, что мы начинаем ожидать друг от друга слишком многого, оправдывая свою неуспешность влиянием других. Это иллюзия. Наша жизнь принадлежит нам вне зависимости от того, кто рядом с нами находится, и принцип индивидуальной ответственности намного более эффективен, чем наша природная склонность снижать требования к себе, находясь в обществе других.

 

Своё место

Человек, который много путешествует, отличается от домоседа. Живущий в красивом доме и ютящийся в ободранной комнате — это две разные личности. Лондонец и житель Якушур-Бодьи как будто живут на разных планетах. Дело не в том, кто лучше, а кто хуже. Дело в совершенно разном качестве визуальных стимулов.

Наша личность — это, в том числе, те места, которые нас окружают. Поэтому существуют такие объединённые понятия, как «житель гор», «дитя равнин», «северный народ». Так же сильно на нас влияет и наше домашнее окружение: придя в гости к кому-либо, мы сразу понимаем о нём больше, чем до этого. У психологов и психотерапевтов существует даже практика посещения жилья клиента для составления более полной картины его характерных особенностей. И это двусторонний процесс: мы влияем на обустройство своего дома, а дом влияет на нас.

Так что выбросьте битую посуду, заклейте порвавшееся место на обоях и протрите сальные ручки на двери. Привычные эстетические огрехи со временем перестают замечаться, но мы продолжаем жить в доме с грязными стенами и есть из потрескавшихся тарелок. Наша психика воспринимает это однозначно: значит, именно этого я достоин. Звучит не очень позитивно. Привычки «сначала съесть невкусное и старое» и «не менять, пока работает» создают такое окружение, в котором мы чувствуем себя намного хуже, чем могли бы.

Заботьтесь об экологии собственной жизни!

(Опубликовано в журнале Izhavia в 2014 году)
<< Вернуться к списку публикаций